—   сервис обмена электронными документами

Как маркировка повлияла на бизнес в России: прозрачный учет, меньше контрафакта и налоговых проверок

Маркировка — одна из главных и непростых тем этого года. Начиная с 2019 года, на территории России стартовал проект по цифровой прослеживаемости товаров. На сегодняшний день процедура является обязательной для табачных изделий, обуви, меховых изделий, лекарств, духов и туалетной воды, фотоаппаратов, шин и покрышек. В ближайшем будущем этот список пополнят некоторые категории товаров легкой промышленности и определенные виды готовой молочной продукции.

В 2021 году планируются также эксперименты по маркировке упакованной питьевой воды, пива и слабоалкогольных напитков. Проект набирает обороты, государство получило первые результаты в виде повышения налоговых сборов и выхода из «тени» компаний, ранее не регистрировавших свою деятельность. Но что же получил бизнес? На этом предлагаю остановиться.

Прозрачный учет товара

Первичные документы на маркированный товар компании отправляют в электронном виде через операторов ЭДО, чтобы оперативно предоставлять информацию о переданных кодах маркировки в систему Честный знак. И если раньше, к примеру, поставщик работал в ЭДО, а его контрагент отказывался и передавал документы в бумаге, то сейчас такой вариант исключен. Благодаря тому, что сведения о принятой и непринятой покупателем продукции поступают в режиме онлайн, есть возможность перераспределять товар между другими своими контрагентами.

Также сотрудникам отделов закупок стало проще работать с заказами, ведь теперь они точно знают, каких товарных позиций у них нет, а какие пользуются наибольшим спросом. Такой эффект достигнут благодаря тому, что маркируется каждый товар поштучно и фиксируется вся информация вплоть до цвета и размера.

Борьба с контрафактом

Одними из основных задач введения обязательной маркировки было сокращение доли незаконного оборота товаров, создание здоровой конкурентной среды для добросовестных компаний, а также защита прав потребителей. Особенно актуально это для обувной отрасли и товаров легкой промышленности, так как здесь довольно часто случаются различные махинации.

Пример. Как потребитель участвует в обнаружении контрафакта

На текущий момент организация не может закупить 1 000 пар китайской обуви и продавать ее как изготовленную в России или Европе. Вся информация о производителе и стране происхождения подается в систему Честный знак при заказе кодов маркировки. Конечный потребитель с помощью мобильного приложения Честный знак может отсканировать QR-код на этикетке и убедиться в достоверности информации на упаковке:

При несовпадении данных покупатель имеет право сообщить о нарушении, не выходя из приложения. Далее запрос проходит модерацию, определяется вид нарушения, и информация отправляется в контрольно-надзорные органы. При этом персональные данные покупателя не передаются, запрос уходит в обезличенном виде. Этот инструмент пока не настолько эффективен как хотелось бы. Дело в том, что потребитель редко обращает внимание на маркировку товара, но в будущем ситуация может измениться.

Благодаря введению маркировки организации, которые ранее скрывались от уплаты налогов и нигде не отражали товарооборот, теперь вынуждены вести «белую» бухгалтерию. К примеру, с начала проекта появилось порядка 10 новых производителей табака, а доля нелегальных сигарет на рынке снизилась примерно на треть, отмечает ТАСС. Однако не все компании идут на это, оценивая свои затраты и риски на подключение к системе маркировки. Они делают выбор в пользу ухода с рынка либо переориентируются на другие направления.

Сокращение количества налоговых проверок

Еще один плюс введения обязательной цифровой прослеживаемости товаров от производителя до конечного потребителя — это передача всей информации о товарообороте в режиме онлайн. Так как процесс становится полностью прозрачным для контролирующих органов, у них возникает меньше вопросов и поводов для проверок. ФНС в будущем планирует полностью перейти на удаленные проверки, в том числе благодаря максимальному переходу на ЭДО в части обмена первичными документами.

Почему, пока не всё так хорошо?

Однако не всё так радужно, как хотелось бы. Да, выгоды определенно есть, но сам переход на маркировку оказался сложен, и бизнес не был готов, как и сама система Честный знак и законодательная база.

Три сложных момента:

  1. Первый и самый важный вопрос возник по поводу маркировки импортного товара. Напомню, коды маркировки необходимо нанести до ввоза в страну. В связи с этим импортеры либо договаривались с производителями, чтобы те маркировали товар на своих фабриках за рубежом либо делали это самостоятельно по приезду товара и до прохождения таможенных процедур. На текущий момент второй вариант более распространен, даже появились компании, которые предоставляют свои услуги по нанесению кодов маркировки на таможенных складах. Однако процесс довольно трудоемкий и ответственный, требующий постоянно контроля.
  2. Второй сложный момент — маркировка остатков. На данном этапе многие мелкие компании постарались оперативно сбыть товар вместо того, чтобы его маркировать, посчитав эту процедуру слишком дорогостоящей и трудозатратной. Хотя есть и плюс — к примеру, в преддверии маркировки обуви многие розничные магазины устроили акции и сбывали товар по низким ценам, чему были рады потребители.
  3. Третий момент — обучение специфике работы с маркированным товаром сотрудников и закупка необходимого оборудования, подключение к операторам ЭДО и выстраивание отношений в новом формате с контрагентами. И так как это затраты компании, то их надо окупать. Многие крупные производители и импортеры начали говорить о повышении себестоимости товара в связи с введением маркировки, а, следовательно, и в целом об увеличении цен для конечных покупателей.

Отмечу, что крупные компании теряют своих клиентов, которые перепродают их товар в розницу. Мелкие организации в режиме пандемии и так несли убытки, а сейчас еще необходимо закупить оборудование и обучить персонал. Как итог — потеря устоявшихся каналов сбыта продукции и поиск новых контрагентов и иных вариантов реализации товара.

При введении маркировки в обязательном режиме предполагается, что система заработает без перебоев. Однако недавний случай в фармацевтической отрасли показал, что не все еще процессы отлажены. 30 сентября 2020 года произошел глобальный сбой, из-за которого были потеряны данные о уже загруженных кодах маркировки лекарственных средств у многих компаний. В связи с этим остановились поставки и продажи в аптеках — нет возможности оприходовать коды маркировки в системе Честный знак, а значит нельзя продать товар конечному потребителю. Итогом данного инцидента стала временная мера — маркировка для лекарственных средств носит уведомительный характер до конца 2020 года. Это значит, что информацию о товаре, как и прежде, нужно передавать в систему Честный знак, но не ждать от нее отклика о подтверждении операции.

Категории товаров, которые выбираются для расширения рамок проекта, так же вызывают вопросы у крупных игроков рынка. К примеру, новости о проведении эксперимента по маркировке пива и молочной продукции многие компании восприняли негативно. Все дело в том, что в обоих случаях на рынке уже существуют методы по контролю оборота продукции. Для алкоголя есть система ЕГАИС, а для молочки — Меркурий. Однако представители власти говорят о том, что в данных случаях маркировка — это дополнительное усиление мер по контролю оборота товаров и защита здоровья конечных покупателей от контрафакта.

Что дальше

С каждым годом список товаров, подлежащих обязательной маркировке, будет расти. При выборе новой товарной группы в первую очередь государство анализирует объемы рынков, ориентированность отрасли на импорт, долю нелегального оборота, в том числе нелегального импорта, удельную стоимость единицы продукции, ставку ввозных таможенных пошлин и иные параметры. От бизнеса сейчас необходимо умение быстро адаптироваться под новые реалии, так как проект планируется завершить к 2024 году.

Автор: Рушана Губаева, аналитик Synerdocs